История криптовалюты в России: от суррогата до главного слова

Откуда и когда в России появилась криптовалюта, кто и как на ней зарабатывает и почему ее обсуждают на законодательном уровне — читайте в материале «Футуриста».

В конце января Минфин опубликовал законопроект о регулировании криптовалюты в России. По этому документу, она не станет законным средством платежа в России — магазине ею не расплатиться. Но при этом криптовалюта будет считаться особым видом имущества в электронной форме. Ее можно будет хранить, обменивать, покупать и продавать, но только через биржи, брокеров или дилеров.
Кроме этого, в документе оговаривается еще ряд особенностей и ограничений. Например, майнинг предлагают признать предпринимательской деятельностью, а обычный человек, не относящийся к так называемым квалифицированным инвесторам, сможет купить токены максимум на 50 тысяч рублей. Правда, пока неизвестно примут ли закон в этой версии, и примут ли его вообще.

Как в России не смогли запретить крипту
Впервые о криптовалюте услышали в 2009 году, когда некий Сатоси Накомото (то ли один человек, то ли группа людей под псевдонимом) разработал биткоин — цифровые деньги, которыми можно расплатиться или купить что-то без посредников, например, без участия банков. Сейчас биткоин — это самая популярная криптовалюта. Позже стали появляться другие. Самые популярные из альтернатив биткоину: Litecoin, Namecoin, Dogecoin, Ethereum.
В России про криптовалюту заговорили в 2014 году. Конечно, были те, кто знал про нее раньше, но именно в 2014 на это явление обратили внимание российская пресса и провластные структуры.
Так, в конце января 2014 года Центробанк выпустил предостережение, в котором говорилось, что выпуск и обмен биткоина очень опасен и сравним с финансированием терроризма. В феврале Генпрокуратура заявила, что правоохранительные органы вместе с Центробанком России взялись за борьбу с криптовалютами, а вернее с правонарушениями, связанными с их использованием.
Позже глава ФСКН Виктор Иванов, упомянул и биткоин, с помощью которого, по его мнению, наркомафия рассчитывается с поставщиками. Иванов призвал найти «противоядие» против биткоина.
Запретительные намерения властей продолжали набирать обороты. Сначала Минфин предложил штрафовать россиян за использование биткоина на 50 тысяч рублей, затем — и вовсе ввести уголовное наказание за выпуск криптовалюты.
Но стали звучать и другого рода мнения. Например, летом 2015 года появилась информация о том, что Центробанк стал более лояльным к криптовалюте и, быть может, даже разрешит некоторые операции с биткоинами. Поддержал биткоин и глава Сбербанка Герман Греф, который выступил против запрета криптовалюты в России, отметив, «что это точно не то, что нужно запрещать», а в 2016 году признался, что даже имеет вклад в биткоинах.
В том же году Минфин немного сдался и приостановил работу над законопроектом, по которому за обмен биткоинами грозит уголовная ответственность. Ведомство ссылалось на то, что угроза распространения денежных суррогатов (так Минфин называл криптовалюту) была не так велика.
В 2017 году произошел некий перелом — о криптовалюте писали и говорили все. А слово «биткоин» даже заняло второе место в топе главных слов 2017 года в России. Власти поняли, что игнорировать эту тему глупо, точно также как и ставить ее под абсолютный запрет. Стали думать, что с этим со всем делать.
Зампред Банка России Ольга Скоробогатова заявила о необходимости присвоения электронной валюте статуса национальной. Глава финкомитета Госдумы Анатолий Аксаков высказался за свободное развитие криптовалюты в России. Советник президента России по вопросам развития интернета Герман Клименко анонсировал создание Российской ассоциации блокчейна и криптовалют. А в октябре 2017 года Владимир Путин поручил правительству и Центробанку до 1 июля 2018 года подготовить поправки о регулировании криптовалют.

Кто и как зарабатывает на криптовалюте в России
Пока власти решали, как говорить о криптовалюте и как вообще к ней относиться, курс биткоина бил рекорд за рекордом, появились десятки Telegram-каналов и чатов о криптовалюте, а также эксперты, которые устраивают тематические конференции. И, конечно же, находчивые люди не стали упускать свой шанс и начали зарабатывать на крипте. Одни покупают биткоины, ждут, когда вырастет курс, выставляют их на биржу и торгуют ими. Другие помогают настраивать фермы для майнинга. Третьи просто зарабатывают деньги на консультациях.
Можно, конечно, пойти дальше и создать собственную криптовалюту, как бизнесмен Михаил Шляпников, который в 2007 году бросил Москву, переехал в деревню Колионово и стал фермером. В 2014 году он придумал собственную валюту — колионы, — которую использовал для бартера с соседями. Например, можно было купить десяток яиц за 2 колиона или гуся за 50 колионов. Но в 2015 году Генпрокуратура посчитала деньги Шляпникова угрозой единства платежной системы страны. В итоге суд запретил фермеру использовать введенную им валюту.
В 2016 году, с подсказки друзей Шляпников заинтересовался криптовалютой, купил себе биткоины и стал изучать, как устроен рынок. Спустя год он создал собственную криптовалюту с уже знакомым названием — колион. Запустил краудфандинговую кампанию и за месяц собрал 401 биткоин, что тогда равнялось 500 тысячам долларов. Шляпников надеется, что колионы станут надежным, независимым от курса рубля, платежным средством.

Михаил Шляпников

Кстати, в феврале 2018 года фермер займется развитием колионовской модели в Белоруссии. В рамках сотрудничества с «Парком высоких технологий» он начнет бизнес по выращиванию картофеля, информация обо всей продукции будет храниться на блокчейне, а закупать семена, технику и что-то еще для бизнеса можно будет как раз за колионы. Это стало возможным благодаря тому, что Белоруссия легализовала криптовалюты.
Еще один способ заработать на крипте — построить «ферму» по майнингу, то есть добыче, биткоинов. Это и сделал инженер из Иркутска (этот город за счет дешевой электроэнергии является неофициальным центром майнинга в России) Игорь Дромашко. Он продал квартиру, взял кредит, закупился компьютерами и создал ферму. Работа этих компьютеров, позволяющих добывать биткоины, и приносит Дромашко доход. Правда, по словам самого майнера, средства, вложенные им в эту затею, окупятся разве что лет через десять.

Игорь Дромашко и его «ферма»

В начале этого года частные инвесторы даже купили электростанции для майнинга криптовалют — в Удмуртии и Пермском крае. Вот только пока в России эта тема набирает обороты, эксперты мировой практики уже задумываются о проблеме растущего потребления энергии. Для сравнения, предполагается, что в 2018 году на добычу криптовалюты потратят больше электричества, чем на заряд всех электромобилей в 2025 году.

Что будет с криптовалютой в России?
По мнению многих экспертов, у криптовалюты сомнительное будущее. По крайней мере, у биткоина точно — согласно расчетам, его выпуск закончится в 2045 году. Премьер-министр России Дмитрий Медведев сравнил криптовалюты с исчезнувшими интернет-компаниями 1990-х.

«Мы видим, что существуют разные подходы к криптовалютам, например — от запретительных до абсолютно либеральных. И всех сегодня волнует вопрос о том, где предел вот этой «криптовалютной гонке»? Вообще, может быть, это тупиковая ветвь киберреволюции?» — задумался Медведев.
Как будет складываться судьба криптовалют в России, тоже пока непонятно. Например, директор центра экономических исследований университета «Синергия» Андрей Коптелов думает, что криптовалюты станут привычными для большинства россиян лишь через 20 лет. Это с условием, что людям в принципе разрешат ими пользоваться.
Советник президента РФ Сергей Глазьев недавно заявил о необходимости использования криптовалют в России для обхода санкций, из-за которых, по его словам, российские банки оказались очень уязвимыми. В свою очередь, бывший министр финансов России Алексей Кудрин считает, что ближайшие годы не стоит рассчитывать на легализацию криптовалюты в стране:

«В мире и в России в том числе два-три года будут потрачены на выработку новых стандартов в области применения криптовалют, их регулирования и защиты граждан. По мере того как будут созданы новые стандарты, которым будут следовать участники рынка, возникнет система регулирования… В течение трех-четырех лет это превратится в более цивилизованный рынок, и государство подключится».

(Visited 9 times, 1 visits today)