Русский турист напугал работника стокгольмского аэропорта до дрожи в коленках

Дело было в аэропорту Стокгольма в середине 1990-х. Я ждал открытия представительства Аэрофлота, а рядом стояли двое шведов в форме работников воздушной гавани и обсуждали самолёты. За время общения с местными я стал улавливать оттенки языка. А зная немецкий и английский, въехать в смысл оказалось несложно.

Парни судачили о том, что SAS летает на устаревших лайнерах. В то время скандинавские линии активно пользовались Дугласами типа MD-80 и DC-10. Тот, что помоложе, хвастался, что недавно полетал на новеньких Боингах и это вот самолёт. Не то, что скандинавское старьё.

Наконец двери офиса открылись, и я стал обсуждать с представительницей нашей родной авиакомпании возможность закинуть меня в Россию быстро, дёшево и далеко. Представитель была соотечественницей, и мы прекрасно понимали друг друга. И тут за стойкой появляется тот молодой швед, который хвастался опытом полёта на Боинге. Оказалось, он тоже был представителем Аэрофлота, только местным. Наёмная рабсила.

Наш разговор с соотечественницей он слушал внимательно, но с полным непониманием. А к тому моменту мы дошли до вопроса, нужен ли мне билет на бумаге, типа для отчёта. Поскольку он мне был не нужен, дама пояснила:

– У меня есть отказник с билетом без права сдачи, а лететь он сегодня не может. Если отчёт не нужен, посажу на рейс по своим каналам.

В глазах шведа явно читалось:

«Она о чём? Как посадить человека по чужому билету?»

Мы с представительницей удалились к стойкам регистрации, оставив шведа в лёгком ступоре. Первыми мы подошли к стойке Люфтганзы. Моя сопровождающая что-то обсуждала, вызвав на лице у немки такое же недоумение, как и у шведа. Потом ту же маску, только с более расширенными зрачками вызвали на лице у представителей KLM. Почти рассердившись, наша обвела решительным взглядом зал и увидела славянские корни в трёх буквах LOT.

Поляки выслушали, переглянулись и с улыбкой стали что-то делать через свой компьютер. Через минуты три у меня в руках был посадочный талон.

– С тебя семьсот крон.

Объявила представитель Аэрофлота. Если что, билет на рейс до Москвы в то время стоил от двух с половиной тысяч местных фантиков. Вернулись в офис нашей авиакомпании, чтобы посмотреть, можно ли сразу забронировать билет из Москвы в мой родной город.

Это дело соотечественница доверила шведу. Он всё ещё был в шоке, но уже от того, что у меня на руках был таки посадочный талон до столицы Росси. Но руки его бегали по клавишам на автомате и в итоге:

– Ох, видимо наша система отказывается продавать билеты на Туполевы.

Это он меня решил подколоть. На что я, не задумываясь, выстрелил:

– Странно, на старьё типа МD-80 продаёт, а на наши тушки отказывается. Жаль, что Боинги в Стокгольме редкость.

Шведа аж трухануло. Он, когда беседовал у офиса, меня не видел, а понять, как я его мысли прочитал, не мог. Решил, что все русские из КГБ, ведь непросто так мне по чужому билету, с помощью польской авиакомпании посадочный талон оформили. А я пожалел, что у меня не было сверхспособности, такой, чтобы в глазу искорка блеснула. Добить шведа на его рабочем месте.

Источник

(Visited 768 times, 1 visits today)