Турция объвила войну рыбе фугу. Почему это хорошо для России и стоит приветствовать

Год назад мы писали про индийскую крылатку (Pterois miles). Этот житель Тихого и Индийского океанов в начале 90-х проник в Средиземное море через Суэцкий канал. Почти 20 лет рыба «акклиматизировалась» на новом месте, а с 2012 года начался стремительный захват территорий. В 2015 ее впервые поймали у самых южных берегов Турции, а через 5 лет уже нашли через 1000 километров в Измире.

Эта очень красивая рыба, но, пожалуй, на этом плюсы заканчиваются и начинаются проблемы, связанные с ней. Яд на ее шипах чрезвычайно опасен для человека и есть риск уколоться прямо в море. Она невероятно прожорливая и съедает практически все живое, что может влезть в рот. Они очень плодовита. У крылатки практически нет врагов.

Тогда мы предположили, что, судя по скорости распространения и плотности популяции в Средиземном море, скоро крылатка появится и в Черном, если уже не появилась. Среди читателей было много скептиков, которые писали, что это невозможно, море холодное и сильно пресное. Но крылатку эти сложности скорее всего не остановят, как не остановили другого пришельца.

В начале мая президент Турции Реджеп Тайип Эрдаган подписал указ развязавший новую войну – войну с иглобрюхами, они же рыба-шар, они же рыба фугу. Эта одни из самых известных рыб в мире. Их внутренности ядовиты, но в Японии есть специалисты, которые умеют правильно разделывать и готовить, получая на выходе дорогой деликатес.

Существуют несколько видов иглобрюхов и в водах Турции их сейчас встречается 8. Проблема в том, что это всё инвазивные виды. Ни один из них не обитал ранее в Средиземном море.

Самым массовым и самым опасным считается серебристый иглобрюх Lagocephalus sceleratus. Его впервые обнаружили в 2003 году недалеко от острова Родос. Затем находки пошли по всему Средиземноморью. Кипр, Италия, Испания, страны Северной Африки. В некоторых районах фугу уже входит в десятку самых распространенных видов рыб.

Вселенец несет ощутимый вред не только местной экосистеме, поедая членистоногих и моллюсков, но и рыболовному промыслу. У иглобрюха, во рту не отдельные зубы, а фактически сверху и снизу две острые как бритва пластины. Оказавшись в сетях фугу легко перекусывает материал, из которого они сделаны. Несколько рыб могут привести средство лова в полную негодность. Но даже если они не портят сети, то активно кусают других пойманных рыб, чем портят их товарный вид. Кроме того, неосторожному рыбаку иглобрюх легко может откусить палец или просто нанести увечье.

Проблема достигла такого масштаба, что в Турции второй год подряд президент страны выпускает указ о борьбе со всеми видами иглобрюхов в территориальных водах страны и в первую очередь с Lagocephalus sceleratus. За каждый сданный хвост этого вида рыбак будет получать 5 турецких лир? Это примерно 43 рубля. Неплохая сумма, которая демонстрирует всю серьезность положения. Если будут пойманы иглобрюхи других видов, то за них тоже полагается вознаграждение, но гораздо более скромное, всего 0,5 лиры. Программа по борьбе с инвазивным видом рассчитана минимум на 3 года и планируется отловить несколько миллионов особей.

Кстати, из-за токсичности рыбы, отловленную фугу рекомендуется выбрасывать в море не ближе чем 1 морская миля от берега. В порт разрешено привозить только хвосты.

И теперь главное, почему мы упомянули в начале крылатку, Черное море и комментарии наших читателей, о невозможности ее появления у наших берегов? Потому что, крылатка и фугу живут в одних и тех же морях и океанах. И если первую официально еще не встречали в Черном море, то иглобрюха видели и не раз. Более тогда, в 2014 году две рыбы были найдены около Севастополя! И вполне возможно, что сценарий борьбы Турции с этим видом, в скором будущем будет разыгран и у российских берегов.

Хочется пожелать соседу успехов, ведь чем эффективней он будет ловить фугу Средиземном море, тем меньше ее будет проникать в Черное и тем позже подобное повторится у нас.

Источник

(Visited 379 times, 2 visits today)